Альбины (ч7) + Просьба

Сама неплохо справляется
– А сколько мне тут вообще придётся пробыть? – Спросил Ромер, разобравшись со всем оборудованием в комнате.
Питер качал головой, словно, думал, и смотрел на него улыбающимися глазами. Глазами психа, подумалось Ромеру.
– Ну, ты можешь идти, если хочешь. Кто знает, когда у тебя появится вдохновение для создания чего-нибудь?
«Возможно, что никогда».
При этой мысли Ромер улыбнулся и повернул голову на стол. На нём лежали инструменты, провода и небольшой аккумулятор. А ему больше и не надо было, поскольку идей у Ромера не было вовсе. Для него сейчас даже всё это было лишним.
Когда Питер ушёл, Ромер принялся обдумывать, что можно сделать. Он совсем не хотел отставать от Динора в прогрессе. Раньше-то они были наравне, потому что учились вместе, а теперь один стал практически мастером по механике, а другой простым рабочим. Ромер изо всех сил старался что-нибудь придумать, но в голову приходило только то, что уже давно было изобретено.
«Не моё это всё-таки. Вот откуда у Динора столько идей? Они же не просто так у него в башке появляются, значит, кто-то ему помогает… Но кто? Женщины у него нет, мама его уж точно не помогает. Неужто всё сам? Не верю…»
Отчаявшись, Ромер собрался и вышел из комнаты. Рядом с ней стоял Захар, видно, как раз ожидавший выхода нового работника.
– Тоже не знаешь, что можно сделать из этого, да?
Ромер потупил взгляд и направил его вниз.
– Мы не богаты, как может показаться. Большинство наших изобретений, – саркастично произнёс Захар, – сделаны буквально на коленке. Они-то и принесли какой-никакой заработок. Считай, что даже те деньги, которые мы тебе обещали, могут в какой-то момент просто исчезнуть. Понимаешь, о чём я?
«О том, что теперь средство для зарабатывания денег – я. Кто же не поймёт?»
– Я пока не уверен, куда направить свою изобретательность. Можно я пока посижу денёк-другой дома, пока что-нибудь не придумаю?
Захар нахмурил одну бровь.
– Конечно. Запрещать мы тебе ничего не будем, но ты должен помнить, что тебе надо остерегаться людей, работающих на Рика. Ничего хорошего из этого не выйдет. Сейчас, по-моему, все мало-мальски крупные компании пытаются как-то «свергнуть» его, но безуспешно. Он мешает всем. И ты – ключ к тому, чтобы, наконец, что-то с ним сделать.
«Жалко, мы не можем работать в открытую. Уж я бы этому Рику показал. Он же такой же старый, как и ты. Ну, немного моложе. Что ж ты его так боишься?»
– Я тогда пойду…
Захар не стал его задерживать, и Ромер спокойно ушёл из этого подземного мира наружу. Благо, он помнил каждый поворот и все ориентиры. Очень полезный навык, когда умеешь им пользоваться.
Ромер вдруг вспомнил, что уже давно не навещал свою девушку, Арину, которой он обещал прийти ещё вчера. Ему стало радостно от того, что опоздал он только на день, а не на неделю, как раньше случалось. Ромер вообще часто забывал о том, что обещал, и это часто становилось причиной для ссоры, но благо, сегодня память у него работала лучше.
Почти дойдя до дома Арины, Ромер вспомнил, что она ему сказала, чтобы он не стучался к ней домой. Причину он толком не понял: то ли родители против него, то ли ей страшно, что может сделать её собака. «Может, всё вместе?» – пронеслось в голове Ромера, уже успевшего подойти к её двери.
Успешно перебравшись через забор, он подошёл к тому месту, где была её комната. Хорошо ещё, что она была на первом этаже, иначе Ромер бы просто пошёл к себе домой. К счастью, она была в комнате одна, и он со спокойной душой попробовал залезть к ней. Сейчас уже, наверное, обед, а Арина всё спит и даже не замечает, как к ней лезет её возлюбленный.
«Романтика», – подумалось Ромеру, когда он всё-таки смог схватиться за выступ и влезть в окно.
Приземлившись немного громче, чем он планировал, Ромер принялся извиняться перед Ариной, но та его, словно, не слышала и пребывала в состоянии какого-то транса. Её голова тряслась, глаза были закрыты, а рот открыт. Если бы он её не знал, то точно бы подумал про то, что это просто от того, что она только что проснулась. Но Ромер помнил, какой чуткий слух у Арины, и как она резко поднимается на ноги. Он начал пытаться привести её в чувства.
Спустя минут десять, а, может, больше, она всё же пришла в себя и уже смотрела на Ромера, как на пришельца. Хорошо ещё, что это продолжалось всего секунд пять, пока её глаза не привыкли.
– Чего… такое?
«Даже когда Динор напивался до своего пика, его речь была более связной».
– Что такое? – Повторил Ромер, ожидая, пока она что-нибудь скажет, но ждал совсем недолго. – Ты выглядишь, словно выпила две бутылки виски в одиночку, а потом запила водкой, чтобы закрепить результат, и ещё спрашиваешь «чего такое?»
– Может, рекорд поставлю, как думаешь?
– Думаю, ты из ума выжила…
– Нет… – Резко и твёрдо перебила она, – определённо рекорд будет…
«Ну, всё. Приплыли. И что с ней теперь делать? Она же даже два слова еле-еле вяжет между собой… Но не оставлять же её тут одну?»
Ромер постарался уложить Арину на кровать так, чтобы она лежала лицом вниз, а то вдруг её стошнит во сне? Он уже видел такое, и тогда тот мужчина чуть не умер от удушья, но на него ему было плевать, а это всё-таки его девушка. Лучше перестраховаться.
Рядом с кроватью Ромер поставил бутылку воды, которую нашёл у них на кухне. Он открутил крышку, и из бутылки раздался запах спирта. Быстренько закрыв её обратно, Ромер выругался и положил бутылку на место. Сев около Арины, он стал пристально следить за ней и за тем, как она дышит, а дышала она неровно и очень часто. Ромер нащупал пульс и обомлел, поскольку он был очень мал по сравнению с дыханием.
«Чёрт! Не помрёт ли? Вроде не должна, но…»
Переборов свой страх перед её родителями, Ромер открыл дверь её комнаты и поспешил на второй этаж, где они спали. К величайшему его сожалению, ни отца, ни матери в доме не оказалось. Весь дом сейчас фактически принадлежал Арине, но та была просто не в состоянии «управлять» им, и Ромер взял всю ответственность на себя.
«Так… если у них в доме есть радио, а оно должно быть, то можно в принципе связаться с больницей, и она приедет, чтобы забрать её и… и… Глупый план».
Потирая свой лоб и гадая, что можно сделать, он и не заметил, как Арина проснулась.
– А… ты… что тут делаешь? – Сонливым голосом спросила она, потянувшись.
«О тебе забочусь…»
– Вспомнил, что обещал прийти, а ты тут еле живая лежишь. Что случилось?
Арина зевнула и легла спать обратно.
«Она же до сих пор пьяная… Зачем я вообще что-то спросил?»
Смотря на неё, Ромер невольно подумал о том, что они вообще делали бы вдвоём, пока её родителей нет дома. Если раньше их обоих тянуло на близкие отношения, то в последнее время всё как-то улеглось и ни он, ни она не хотели этого. Ромер даже хотел из-за этого бросить её, но он всё ждал некоего чуда, которое бы изменило что-нибудь. Жаль, что ждать этого придётся ещё долго.
Он с трудом сдерживал свою сонливость, бесцельно наблюдая за Ариной, но Ромер знал, что если оставит её, то может случиться что-то очень плохое. Его глаза уже вот-вот начали закрываться, как она вновь проснулась.
Долго это не продолжилось. Осмотрев всё вокруг себя, Арина хмыкнула и улеглась обратно, вернувшись в мир сновидений. Ромер ужасно хотел присоединиться к этому миру, но фактор случайности совершенно не давал ему покоя. В конце концов, он просто не выдержал и прикрыл глаза, после чего уснул.
Проснулся Ромер, как ему казалось, совсем скоро, поскольку Арина всё ещё не вставала с кровати, а все двери были открыты, как он и оставлял.
«Минут на двадцать, наверное, может, меньше, прилёг. Ну, не страшно».
– Так что делать будем? – Раздался голос Арины, которая говорила в подушку. Правда, говорила она очень громко, отчего Ромер даже немного испугался этого резкого звука.
«Я бы поспал».
– Если ты мне разрешишь, то я бы для начала хотел спросить, что ты делала ночью?
– А, – зевнула она, – это… Я выпила… думаю, немного больше, чем нужно было. Хорошо, что хотя бы голова не болит.
– Ты бы не об этом беспокоилась. Голова у неё болит. Родители твои где?
Арина поднялась, отчего с неё слезло одеяло. Она предстала пред Ромером в полном обличии.
– Они уже два дня как уехали к дяде. У него день рождения будет… – Она резко замолчала. – Какой сегодня день?
Он глянул в окно, пытаясь вспомнить.
– Пятница, кажется.
– Ну, тогда сегодня. День рождения у него будет сегодня. Собственно, уехали они куда-то далеко, куда надо ехать несколько дней. Ой… тогда они не два дня назад уехали, а четыре… Всё-таки голова плывёт…
«А ещё Динора называла алкашом. Сама-то даже дней не помнит… Хотя он и правда та ещё пьянь, тут не поспоришь».
– Так вот зачем ты меня к себе звала… Прости уж, если обидел. Просто никак не мог подойти сюда.
– Да я и без тебя неплохо справилась, Ромер. – Улыбчиво сказала Арина, покрутив головой.
– Я вижу. Будет хорошо, если твоя печень справится. Что ты вообще удумала?
– Вообще, – с укором сказала она, – я хотела с тобой поговорить. Но раз уж ты не пришёл, то я просто отметила это. Ха-ха!
– Ха-ха… О чём поговорить? Неужели это стоило того, чтобы приглашать меня именно в тот день, когда твоих родителей не будет дома и то будет ближе к ночи?
Арина ещё немного посмеивалась, но всё же вернула каменное лицо обратно.
– О том, что ты и Динор ходили к Рику Ношвеллу. Зачем ты пошёл вместе с ним?
«Интересно, есть хоть один человек, который об этом не знает?»
– Он позвал – я пошёл. Динор – мой вдруг, в конце концов. Почему я должен был отказаться?
Говорил Ромер одно, но в голове у него было совсем другое. Он не мог перестать думать о том, что эта маленькая встреча стала известна подавляющей части его знакомых. Ромер не мог похвастаться огромным списком друзей, но его очень сильно напрягало, что треть этих немногочисленных друзей уже знают о его визите. Будто, Рик решил похвастаться тем, что к нему пришёл Ромер, и дал приказ, чтобы эту информацию распространили. Ромер весь трясся из-за этих догадок.
– Потому что я – твоя невеста. А Рик – мой родственник, и я, как его племянница, узнаю эту новость от его людей, которые почему-то обеспокоены тобой.
«Стоп-стоп… что? Она племянница Рика? Что?»
На лице Ромера застыло выражение удивления, которое осталось на нём ещё на минуты три, ни меньше.
– А почему я, твой «жених», узнаю о том, что Рик Ношвелл, самый влиятельный человек города, это твой дядя только сейчас?
– А когда ты хотел бы об этом узнать? По-моему, ты бы сбежал от меня.
«Ну, возможно, я бы так и сделал, но честность ведь важнее».
– Откуда ты знаешь? Это мне решать, а не тебе.
Ромер с застывшим выражением лица потряс головой из стороны в сторону, пытаясь привести себя в чувства, но из этого мало, что вышло. Благо, что хотя бы часть тех ужасных мыслей пропали, и он мог свободно говорить, не боясь за самого себя.
– Ладно… а почему я всё-таки не мог к нему идти? В этом есть что-то противозаконное? – Спросил Ромер, стараясь вернуть своему лицу обычный вид, но лицо его не менялось. Он чувствовал каждую напряжённую мышцу на нём.
«Хоть бы оно навсегда таким не осталось».
– Потому что даже в нашей семье все знают, что его надо остерегаться. Мало ли, что он может сделать с вами. Есть даже такая вероятность, что он и убить вас там мог, если бы захотел, конечно.
Ромер едва сдерживал смех.
– Ещё что-нибудь расскажешь? Знаешь ли, все эти «факты» настолько очевидны, что я услышал бы то же самое и от прохожего. Все знают, что нрав у Рика такой себе.
Она уже хотела ударить его, но Ромер вовремя остановил её руку, летящую прямо ему в лицо. Оно, к слову, до сих пор не выражало новых эмоций.
– Как ты не понимаешь, что теперь он следит за тобой? Рик не тот человек, с которым можно играться. Если хочешь играть, то играй со мной, с Динором, да хоть со шлюхами, но не с ним. – После неловкой паузы Арина продолжила. – Ну, про последнее лучше забудь. Просто мысли вслух.
«Жаль… я бы не прочь».
– Чем я вообще ему сдался? Я простой работник на заводе. Мы провода производим. Что во мне такого?
– Не прибедняйся. Все знают, какой у тебя талант в работе с электричеством. Ни одна лампочка в городе, ни одна машина не сравнится с тем, что ты мог бы построить. Рик это знает, и многие другие знают. Ты кстати слышал про то, что уже есть летающие машины – дирижабли? Знаешь, у кого они окажутся первыми? У Рика! И ему нужны те, кто смогут их улучшать. Например, ты и Динор. Вот почему он вами интересуется. Он хочет объявить войну Диффорату, и он это сделает. Но ему нужна самая лучшая техника и люди… и обмундирование. Причём Динор уже сделал ему прототип «супер-перчатки».
– Так-так-так, всё, остановись. Я всё прекрасно понял. Незачем мне всё так подробно рассказывать. Я не тупой.
– Тупой, – резко ответила Арина, – раз уж повёлся у него на поводу и уже был готов согласиться с ним работать.
– Я не работаю на него!
– Твой завод, считай, принадлежит…
– Я уже присоединился к другим! – Вспылил Ромер, желая как можно скорее заткнуть её. – Я и те, кто меня нанял, выступаем против Рика. Мы имеем лучших учёных мира, которые могут сделать что угодно. – Его голос начал потихоньку снижаться. Так же, как и его энтузиазм в произнесении этой речи. – Мы свергнем Рика с его поста, и никакой войны не будет.
Теперь уже лицо Арины было почти таким же, каким оно было у Ромера минуту назад: истинное удивление. По ней видно, что она одновременно и против этой затеи, и за неё. Похоже, даже племянница не любит своего дядьку.
– Ты настолько в этом уверен? Не думаешь, что слишком много на себя берёшь? Рик всё-таки не Никита, с которым ты подрался в школе. Он настоящий…
– Зверь, провокатор, гений и прочее, и прочее. Сколько ты будешь восхвалять своего дядю? Рик ничем не отличается от нас, простых людей. Он не бессмертен, не всемогущ и не всесилен. А ещё он хочет устроить никому ненужную войну, из-за которой мы можем просто погибнуть. Я не хочу умирать, а ты?
– Если ты будешь выступать против него, то ты уже погиб. – Сухо сказала Арина, точно, оскорбляя Ромера этими словами. В самом деле, она была напугана больше, чем когда-либо. – Откажись от этого, пока не поздно…
– К чёрту! – Твёрдо произнёс он, встав на ноги и подойдя к кровати Арины. – Я не собираюсь находиться под его натиском всю жизнь. Если всё, что ты сказала про его планы – правда, то я сейчас же иду к своим ребятам и сообщаю им это.
Арина выглядела обиженной, но не злой. По щеке стекала слеза.
– Ты самоубийца… – Вдруг заплакала она. – Не уходи! Давай хотя бы закончим то, что я хотела сделать вчера…
Ромер самодовольно лёг на кровать около неё. Она сама подползла к нему, чтобы поцеловать, и крепко обняла прямо перед этим.
«И почему раньше приходилось самому её уговаривать? Она и сама неплохо справляется».

Дорогие читатели, у меня к вам будет небольшой вопрос. Недавно я решил добавить во вселенную Альбиных магию, но не уверен, какая была бы лучше. Посоветуйте мне, какое проявление магических сил вы бы сами хотели видеть у героев, ибо мне тяжело решить. Заранее благодарю за содействие.

2 комментария

avatar
А вот и продолжение!
Но.
и смотрел на него улыбающимися глазами.
Глаза улыбаются. Страшно.
Ромер улыбнулся и повернул голову на стол
Как, Карл?!
Теперь уже лицо Арины было почти таким же, каким оно было у Ромера минуту назад: истинное удивление.
Э-м… Может--«выражение лица»? ;-)
В общем +.
Но править таки надо. Да-с.
P.S.
Магия… Хм. Мир у Вас--технический. Лично я вижу два варианта:
1. Противостояние. Техника vs магия. Техника--победила, но кое-кто помнит про старые знания. Кто-то из героев случайно находит бабушкину книгу заклинанийи начинает карать врагов Авада Кедаврой
2. Кооперация. «Техномагия». Увеличивающие прочность металла руны на стенках парового котла; огненный дух в паровозной топке; заколдованные пули с «истинным именем врага»…
Впрочем--Вы автор, Вам и решать.
Успехов! ;-)
Последний раз редактировалось
avatar
По правде скажу, что последнее время слог вообще не идёт, оттого даже писать переставал летом. Потому мог подобные ошибки не увидеть. Благодарю за то, что навели на них, буду исправлять.
Я как раз склонялся к первому варианту, как к предыстории появления. Это хоть и банально, но можно красиво обыграть. Рад, что не я один так думаю)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.