Эпидемия.

-Доктор!--молодая, красивая женщина молитвенным жестом стиснула руки на груди и устремила на меня блестящие от еле сдерживаемых слёз глаза.--Вы ведь поможете моему несчастному супругу?! Он так страдает! И я! И я тоже страдаю! Эти его… Наклонности! В свете начали ходить воистину ужасные слухи! Вы ведь наверняка слышали про нравы, царящие в нашем высшем обществе, доктор; это же, прошу прощения, жуткий гадюшник!
-Э-м… Мадам...--я снял очки и протёр их полой халата.--Я ничего не могу гарантировать, но всё же…
-Умоляю, доктор Френд! Награда превзойдёт все ваши ожидания! Даю слово герцогини!
Моя визитёрша встала, промакнула глаза платком, церемонно поклонилась--и вышла из кабинета, шурша пышными юбками.

***

Н-да. Проблемка, однако. Итак, классика жанра: муж изменяет жене. Но вот только изменяет он не с какой-нибудь длинноного-грудастой вертихвосткой, а, сообразно нынешней эпохе торжествующего прогресса, с разнообразными механизмами. Времена меняются, и мы меняемся с ними. Проще говоря--молодой герцог Рудольф Лейто посвящает всё свободное время весьма своеобразному хобби, и совсем перестал обращать внимание на свою очаровательную супругу.
Читать дальше →

Чик--и всё.

Тронный зал. Беломраморные колонны. Придворные, разодетые в пух и прах. Полуденное солнце бьёт золотыми лучами в высокие стрельчатые окна. Где-то за стеной играет оркестр.
На троне--сам король Алистан Третий. Упитанный пухлощёкий юноша лет шестнадцати на вид сидит, закинув ногу на подлокотник, и грызёт яблоко, умудряясь одновременно перемигиваться с хорошенькой фрейлиной.
Да. Меня точно ждёт успех.
-Говорите, профессор… э-э…
-Вальтер Сегинел, ваше…
-А, точно! Я, это… слушаю.
Я прочистил горло.
-Ваше величество! Дамы и господа! Я имею честь представить вам своё изобретение: самоходную повозку, приводимую в движение паровой машиной.
Читать дальше →

Всё хорошо!

… Люди на посту связи никогда не спят. Ни утром. Ни днём. Ни вечером. Ни ночью.
Сейчас--ночь. Любопытные звёзды заглядывают в окна.
Шипит пар. Натужно скрипит железо. Бронированная дверь неторопливо откатывается в сторону, и…
-Всем встать!--мощным командным басом рявкнула худенькая светловолосая девушка.--Здравия желаю, ваше…
-Вольно, вольно...--появившийся в дверном проёме грузный старик, облачённый в тёмно-синий мундир с золотыми эполетами махнул рукой и благодушно усмехнулся в бороду.--Мы не на параде. Э-э… барышня… Как вас…
-Старший лейтенант Кабири, господин генерал-адмирал!
-А как ваше имя?
-Элен, госпо…
-Так вот, Элен. Будьте любезны: дайте мне связь с крейсером «Альбатрос».
-Есть!
Читать дальше →

Сила информации.

Для начала--хочу поблагодарить уважаемого asv63 за вот эту публикацию, заставившую мой бедный мозг начать испускать некие волны, которые уловила пресловутая Паровая Муза.

Итак.

Сила информации.
(мини-пьеса в двух мини-действиях)

Действующие лица:

Генерал.
Безумный профессор.
Кадет (далее--Лейтенант).
Пулемётчик.
Туземцы.

Действие первое.
Читать дальше →

Делириоген.

Лето. Поздний вечер.
Солнце стоит уже почти над самым горизонтом, и его лучи, пробиваясь сквозь пыльные стёкла, окрашивают стены скромного кабинета на восьмом этаже здания Министерства Общественного Спокойствия в тревожный кроваво-красный цвет.
Сонная одурь. Спокойствие. Тишина…
Звонок.
Негромкий, но резкий металлический звук разбудил задремавшего было в кресле за столом узколицего человека, облачённого в тёмно-синий полицейский мундир. Он встрепенулся, развернул к себе торчавший из столешницы медный раструб переговорной трубы, взял с подставки эбонитовый наушник и поспешно прижал его к уху.
-Кхе-кхе. Восемьдесят седьмой кабинет слушает!
-Господин полковник! Заключённый номер 749-А по вашему приказанию доставлен!--сообщил наушник мелодичным голосом секретарши.
-Хорошо. Распорядитесь препроводить.

***
Читать дальше →

Родственные души.

Вообще-то Людовик терпеть не может дешёвого пафоса. Но иногда на него находит, и он начинает изображать такого всего из себя разблагородного офицера и дворянина, что только держись. Вот, например, сейчас… Парадный гвардейский мундир--сплошь матово блестящая чёрная кожа и серёбряное шитьё; на груди--все его награды в три ряда; сапоги начищены до зеркального блеска; фуражка с серебряной кокардой, тросточка, монокль… Честное слово--влюбилась бы, если б не два «но»: во-первых, подобному сиятельному красавчику такая как я, мышь серая в синих чулках, примечательная лишь наличием диплома врача-психиатра да громкой фамилией, и даром не нужна; а во-вторых--как-то неприлично влюбляться в родных старших братьев.
В противоположность ему профессор Симеон Эглит выглядел, как… Наверно, я наивна до жути, или попросту несколько старомодна--но, по-моему, не так должен выглядеть профессор, магистр наук, член-корреспондент Академии и многократный лауреат всевозможных премий.
Читать дальше →

Разрушение и созидание.

… Когда под ударами тарана упала дверь, и в кабинет вломились вооружённые до зубов люди, он отложил перо, снял очки, встал, аккуратно оправил фрак, а затем спросил--подчёркнуто вежливо:
-Итак, господа и… хм… дамы. Чем обязан?
Многоголосый хохот был ему ответом… нет, не хохот--ржание, достойное целого табуна племенных лошадей.
-Это всё, что вы можете сказать?
Вперёд протолкалась, энергично работая локтями, худая растрёпанная женщина в мешковатом сером платье.
-Ты!!!--рявкнула она так, что задрожали стёкла в окнах.--Крыса проклятая!!! Из-за тебя мой муж покончил с собой, мой брат разорился, а сын попал в тюрьму! Ты уничтожил целую семью мастеров!!!
-Спокойно, Марта,--вслед за женщиной в первые ряды прорвался лысый жилистый верзила в рабочем кожаном комбинезоне.--Канцлер-регент Леон Бут! Кончилось твоё время. Именем народа--ты арестован. Сдай печать.
Читать дальше →

Сделка с "дьяволом".

Осень. Вечер. Парк. Холодный ветер срывает с деревьев пожелтевшие листья и бросает их под ноги двух людей, неторопливо идущих по аллее…
-Быдло бессмысленное!!! Они ничего не понимают в современном искусстве!!!--с трагическим надрывом вещал, размахивая полупустой бутылкой бренди, худощавый блондин примерно лет двадцати на вид.
-А если причина в том, что ты просто-напросто плохо рисуешь?--иронично прищурившись, вопросил его спутник--столь же молодой невысокий крепыш с короткими рыжими волосами, подстриженными аккуратным «ёжиком».-- Вот народу и не понравилось. Логично? Логично… Слушай, Август! Может--ну его, это художество, а? Профессор Шарль Атан считал, что у тебя есть отличные способности к механике…
Читать дальше →

Про драконов и не только.

… Ну что, мелкие? Хотите, значится, чтобы дедушка рассказал вам сказку? А ведь дедушка старенький, у него склероз… Ох, вот только плакать не надо! Ладно; уломали… шантажисты. Ох-хо-хо, про что же вам рассказать-то? Хм… О! Расскажу-ка я вам про драконов. Генрих, перестань дёргать сестру за косички. Эльза, перестань бить брата куклой по голове. Слушайте.

Сейчас-то драконов, ясное дело, нет. А вот в старину водилось их в мире видимо-невидимо. Жуткие были создания, доложу я вам! Крылья--что твои паруса, когти--каждый размером с двуручный меч, чешуя прочней железа, да ещё и огненное дыхание в придачу. Больше всего от них страдало одно небольшое далёкое тридесятое королевство. Каждый месяц они туда наведывались--то поодиночке, по группами, а то и вообще целыми стаями; поля да деревни жгли, города да замки рушили, дани требовали: золота там, или девушек… Нет, Эльза, не самых красивых, а самых упитанных. Вот с тех пор мода на стройные фигуры и пошла, да…
Что, Генрих? Как с ними боролись? Попервоначалу--никак. Если ты услышишь про то, как храбрый рыцарь в одиночку одолел дракона--плюнь тому, кто это скажет, в лицо и назови лжецом. Дракон--не дурак, в ближний бой не полезет. Он просто прицельно огнём сверху дыхнёт, проходя на бреющем полёте. Около трёх тысяч градусов по абсолютной шкале, даже «мама» сказать не успеешь.
Потом изобрели катапульты, а после, когда придумали порох, и до настоящих пушек дело дошло. Жить стало полегче. Немного.
Читать дальше →

Прототип.

… Это походило на медленное всплытие с глубины--вверх, к теплу и свету, сквозь толщу вязкой, холодной, непроглядно-чёрной жидкости…
-Вальтер! Вы слышите меня?
Он открыл глаза. Свет… Яркий, слепящий свет… и смутная тень, контурами похожая на голову человека…
-Как вы себя чувствуете?
-Х… х…
-Хорошо? Вот и славно.
-Х… хре…
-Отнесите его в палату!

***

Эх, жизнь моя жестянка, судьба-индейка!
Читать дальше →