Наши пользователи / Литературное творчество Стимпанкеров

+61.71
119 читателей, 262 топика

И гаснет свет. Продолжение (4).

И гаснет свет. Продолжение (4).
В детской горел камин. Тени от огня танцевали на стенах и потолке, вырисовывая таинственные узоры. Шторы были задернуты. За окном бушевал туманный шквал, и сирена потонула в нем, как в мешке.
Калеб уже переоделся в свою голубоватую пижаму в полоску, правда, находился он отнюдь не в кровати. Время было позднее, и мама уже несколько раз велела ему идти спать, но как он мог лечь и уснуть, когда здесь такое происходило!

Читать дальше →

И гаснет свет. Продолжение (3).

И гаснет свет. Продолжение (3).
Если сравнить Тремпл-Толл со старым сундуком, забитым различным хламом, то квартирка по адресу «улица Каштановая, № 24» была бы какой-нибудь крошечной вещицей, и пришлось бы достаточно покопаться, чтобы ее отыскать. И дело вовсе не в том, что она пряталась – о нет! – скорее, она просто была незаметной и совершенно не отличимой от прочих.
Дверь с почти полностью стертым номером «24» была точно такой же, как и другие двери в этом доме. Она была такой же, как и двери дома напротив, за которым располагался точно такой же дом с точно такими же дверями с точно так же стертыми от времени номерами. Лишь престарелый почтальон мистер Лейни знал, кто здесь где живет.

Читать дальше →

И гаснет свет. Продолжение.

Продолжение первой повести… из Габена.

Вашему вниманию — странные, чудаковатые истории о городе Габен, его жителях, его героях и злодеях. Это город, где констебли гоняются за жуликами и монстрами из канализации, где хмурое небо бороздят летающие аэрокэбы и дирижабли, где ожившие куклы бродят по улицам. Это город, в котором живут простые люди с непростыми, сказочными злыми судьбами.

И гаснет свет. Продолжение.


Читать дальше →

И гаснет свет.

Всем привет. Давненько, ой давненько я ничего не выкладывал…

Но вдруг народ соскучился по литературе в жанре. В общем, пишите: если понравится, добавлю продолжение (тут слишком много букв для одного поста).
И гаснет свет.

И ГАСНЕТ СВЕТ.

Повесть о живых игрушках, жестокости, сострадании и со-отчаянии. В трех частях.


Читать дальше →

Последнее слово Софи. Глава 5 (2).


Не в силах выдержать это, Илья Иванович схватился за голову и прокричал:
— ОНА НЕ МОЯ ДОЧЬ!!!
Разум помутился, мысли стали путаться. Кто он? Где он? Он почувствовал, как его кто-то обнял за плечи. Вывел в коридор и ввёл в соседнюю маленькую каютку. Кажется, тут проживала Анна Илларионовна. Спустя какое-то время ему протянули стакан. Граф залпом выпил, после чего внутренности будто жаром обожгло. Зато он почти сразу смог прийти в себя. Ладони перестали трястись, а мысли пришли в покой. Он поднял голову, увидев сидящего рядом с ним на кровати Кирилла Петровича.
— Теперь вам полегчало, граф? — искренне поинтересовался мужчина. — Отлично, тут нам с вами никто не помешает.
Он отобрал у Ильи Ивановича пустой стакан, отставив его в сторону, и снова повернулся к нему, сложив руки на груди:
— А теперь рассказывайте. Кажется мне, что вы скрываете от меня что-то крайне запутанное и, чего уж греха таить, интересное.
Илья Иванович, глубоко вдохнув, кивнул:
— Она не моя дочь. Это правда.
Читать дальше →

Последнее слово Софи. Окончание главы 4 - глава 5 (1).


— Это усложняет дело. — Кирилл Петрович положил ладонь на плечо графа. — Но не волнуйтесь. Я обещаю вам, что мы найдём этого злодея и предадим суду. Дайте только немного времени.

За ужином в привычном кругу пассажиров Кирилл Петрович поделился своими мыслями с соседями.
— …отсюда вытекает вполне логичный вывод, что погибшая оставила записку с именем убийцы, — закончил он свою речь.
Он заметил, что на них с интересом посматривают пассажиры с соседних столиков. По кораблю уже успели распространиться слухи, что некий человек ведёт расследование происшедшей трагедии. Кто-то смотрел радостно-заинтересованно, а кто-то недоверчиво и хмуро. Но внимания было хоть отбавляй.
— Боже мой, как всё это интересно, — невпопад ляпнула леди Бичем, взяв за руку сидевшего рядом Николая Григорьевича. — И вам осталось только найти эту записку? Только и всего?
— Да, вы совершенно правы, — кивнул Кирилл.
— Получается, что записка, если она и вправду существует, и если она каким-то непостижимым образом уцелела, то точно до сих пор находится в её каюте, верно? — уточнил грузинский князь.
Читать дальше →

Последнее слово Софи. Часть 4(3).


— Могу я узнать, как вас зовут? — Кирилл указал гостям на плетёные кресла гостиной.
— Да, разумеется. Я Михаил Петрович Хомяков, — парень протянул ему руку. — Это моя супруга Варвара Дмитриевна. Мы не так давно поженились, и эта поездка на «Фёдоре Ушакове» была неким свадебным подарком от наших родителей…
— Я очень рад за вас, — улыбнулся Кирилл Петрович. — Так что же?
В глазах молодого Хомякова светился энтузиазм:
— Мы любим вечерами прогуливаться по палубе с другими пассажирами, и даже пробовали пару раз покататься на этом сумасшедшем аттракционе с гребным колесом. Правда Варваре каждый раз страшно, и она сильно хватает меня за руку, так что даже остаются синяки…
— Да, я тоже катался на колесе.
— Но побойтесь Бога, рупь за несколько кругов? — глаза Хомякова расширились до размеров упомянутой монеты. — С одного человека? Это же сущий грабёж!
— И что дальше? Вы за этим ко мне пришли?
Терпение Кирилла уже кончалось. Теперь он прекрасно понимал чувства Василия Андреевича, который хотел поскорее избавиться от молодых супругов.
Читать дальше →

Последнее слово Софи. Часть 4 (2).


Следующим на очереди был князь Дадиани. Кирилл постучался в его каюту три раза, но никто не открывал.
«Терпение моё испытывает, высокомерный выскочка. Ох уж эта горская гордость»
Только на четвёртый стук дверь, наконец, открылась.
— Проходите! — в приглашении не было ни тени приветливости. — Я надеюсь, вы быстро зададите свои вопросы и также быстро уберётесь из моей комнаты.
Жёсткое лицо и поджатые губы Рустама не давали даже надежды на то, что он пойдёт Кириллу навстречу. Да и в целом, он будто бы не воспринимал этот расспрос всерьёз. Скорее, как игру, в которой ты по воле обстоятельств вынужден принимать участие.
«Любит прямоту? Отлично! Значит, будем действовать напролом»
Не дожидаясь приглашения, Кирилл Петрович сел за столик и указал князю на второе кресло. Тот, сжав зубы в бессильной злобе, всё-таки сел.
— Итак, я хочу знать, что вы делали после вчерашней ссоры в курительной комнате.
— После того, как я назвал Софи сукой? — без тени смущения напомнил молодой человек, удобнее устраиваясь в кресле. При этом он с самым невиннейшим взглядом посмотрел на собеседника.
Читать дальше →

Последнее слово Софи. Окончание главы 3 - начало главы 4.


— Что?! Как ты посмел явиться сюда?! — Мужчина вскочил, едва не уронив поднос с едой на пол. — Это ты! Ты довёл её до этого!
— Я ничего ей не сделал! — ответил Алексей. — Вы не смеете обвинять меня!
Кирилл Петрович, взяв под руку Ермолкина, вышел с ним в коридор, оставив старпома успокаивать графа.
— Он всегда так относился ко мне, — признался юноша, пока из лазарета доносились приглушённые возмущения Ильи Ивановича. — Наверное, считал меня невыгодной партией для любимой дочери.
— Вам нужно войти в его положение. Его единственный ребёнок умер.
Только сейчас молодой человек дал волю чувствам. Он сполз по стене, сев на корточки, и спрятал лицо в ладонях, захлебнувшись в рыданиях. Через минуту он поднял раскрасневшееся мокрое лицо:
— Она презирала меня. А ведь когда-то мы с ней клялись друг другу в вечной любви.
Читать дальше →

Последнее слово Софи. Глава 3 (2).


— Сложность заключается в том, что в тот момент за моей спиной стояли все четверо подозреваемых.

За завтраком Кирилл Петрович, к огорчению учёного и консула, уединился за отдельным столиком с капитаном судна.
— Пётр Петрович, мне говорили, что вы можете развязать мне руки и помочь в расследовании вчерашнего происшествия, — напомнил Кирилл.
— Ах да. Старпом уже сообщил мне о ваших подозрениях, — кивнул капитан «Фёдора Ушакова». — Он утверждает, что расследовать нечего, а пассажирка сама стала жертвой своей…, — он оглянулся на остальные столики, боясь лишних ушей, — … глупости. Ведь ей говорили о том, что ручку темперметра нельзя переключать дальше пятёрки.
— Я короткое время знал Софи, и поверьте мне, эта барышня была легкомысленна, — согласился Кирилл. — Но не настолько, чтобы подвергать свою жизнь опасности.
Официанты принесли подносы с едой.
— Кстати о темперметре. Скажите, Пётр Петрович, зачем же такая небезопасная вещь, как полы с подогревом, которая может стать причиной пожара, и даже не испытанная, насколько я понимаю, оказалась в номерах первого класса? Ведь это может стать причиной многочисленных жертв! Нам ещё, скажем так, повезло, что погибла одна только Софья Ильинична.
Читать дальше →