Наши пользователи / Литературное творчество Стимпанкеров

+46.04
106 читателей, 234 топика

Делириоген.

Лето. Поздний вечер.
Солнце стоит уже почти над самым горизонтом, и его лучи, пробиваясь сквозь пыльные стёкла, окрашивают стены скромного кабинета на восьмом этаже здания Министерства Общественного Спокойствия в тревожный кроваво-красный цвет.
Сонная одурь. Спокойствие. Тишина…
Звонок.
Негромкий, но резкий металлический звук разбудил задремавшего было в кресле за столом узколицего человека, облачённого в тёмно-синий полицейский мундир. Он встрепенулся, развернул к себе торчавший из столешницы медный раструб переговорной трубы, взял с подставки эбонитовый наушник и поспешно прижал его к уху.
-Кхе-кхе. Восемьдесят седьмой кабинет слушает!
-Господин полковник! Заключённый номер 749-А по вашему приказанию доставлен!--сообщил наушник мелодичным голосом секретарши.
-Хорошо. Распорядитесь препроводить.

***
Читать дальше →

Альбины (ч7) + Просьба

Сама неплохо справляется
– А сколько мне тут вообще придётся пробыть? – Спросил Ромер, разобравшись со всем оборудованием в комнате.
Питер качал головой, словно, думал, и смотрел на него улыбающимися глазами. Глазами психа, подумалось Ромеру.
– Ну, ты можешь идти, если хочешь. Кто знает, когда у тебя появится вдохновение для создания чего-нибудь?
«Возможно, что никогда».
Читать дальше →

Бумаги кардинала

Бумаги кардинала

Решил попробовать написать рассказ в направлении клокпанка. Что вышло — судите сами. :)

Бумаги кардинала
Звёзды равнодушно взирали с безлунного неба на крепко спящий Штальберг. Столицу королевства до самых окраин затопила глубокая тишина близившейся к исходу летней ночи. Лишь в кое-где прореженной тусклыми фонарями тьме парка, начинавшегося почти от самой стены Старого Города, уныло и монотонно кричала ночная птица.
На гребне крепостной стены мелькнула тень. Будь это стражник, ему полагалось бы мерно расхаживать от башни к башне. Но вместо этого смутный силуэт проскользнул между каменными зубцами. Его обладатель стал быстро и бесшумно спускаться по увитой плющом каменной кладке. Тёмная одежда и волосы сливались с казавшейся почти чёрной листвой.

Читать дальше →

Винченцо. Стимпанк-роман

И вновь приветствую поклонников паровых миров! С момента написания последней книги я сделал солидный перерыв — но все же не оставил своих идей) Представляю Вам свой очередной труд, совместивший в себе черты жанра «попаданцев» и антиутопии, заправленных соусом из приключений и мистики. Приятного чтения!
Аннотация:
Что может обрести современный человек в архаичном городе, переживающем упадок? Оказывается, многое. Оказавшись в другом мире, Винченцо Скартинни на пути к возвращению столкнется с проблемами его жителей. И порой нелепые события и просьбы значат больше, чем кажется...
Книга на Lit-Era
Книга на Fan-Book
Книга на CoolLib
Винченцо. Стимпанк-роман

Медовый месяц.

Паромобиль гораздо лучше кареты. Паровой двигатель гораздо мощнее упряжки лошадей. Он потребляет уголь и выделяет углекислый газ--а лошади жрут вздорожавший овёс и немилосердно пачкают улицы навозом.
Но всё-таки--как же жаль, что нельзя огреть бездушную и бесчувственную железяку кнутом и заорать в голос: «Но, мёртвая! Пошевеливайся!».
Что остаётся? Да только одно: открутить до предела кран подачи пара, и--вперёд.
Вперёд. Только вперёд. Время не терпит.
… А вот, наконец, и она. Гостиница «Корона». Механические двери услужливо распахиваются… ах, тут, оказывается, были механические двери?! Н-да, обидно; потом придётся заплатить штраф… А, плевать! Скорее в лифт! Первый этаж; второй; третий… ну что ж ты так медленно ползёшь, зар-раза паровая… О! Четвёртый!
Полутёмный коридор. На стенах--тусклые газовые рожки, на полу--потёртая ковровая дорожка…
Так. Где тут сорок пятый номер? ГДЕ?! Ох, да вот же он! Ура!
Толстенький коротышка в долгополой мохнатой шубе что есть мочи забарабанил кулаками в дверь гостиничного номера.
Читать дальше →

Отрывок по которому готовилась иллюстрация "Протагонист" (рабочее название "Пунцовые кабинеты")

Пунцовые кабинеты.
Верхушка Технополийской знати в соответствии с регламентом «Законодательных инициатив» ежемесячно собиралась для проведения законотворческой недели – времени, когда сотня уполномоченных представителей от каждой из одиннадцати губерний, во главе с губернаторами посвящали изданию новых законов и доработке принятых ранее. Каждая такая неделя именовалась месячной сессией, и пропуск её со стороны любого чиновника непременно подвергался общественному порицанию и клеймению в прессе.

Читать дальше →

Родственные души.

Вообще-то Людовик терпеть не может дешёвого пафоса. Но иногда на него находит, и он начинает изображать такого всего из себя разблагородного офицера и дворянина, что только держись. Вот, например, сейчас… Парадный гвардейский мундир--сплошь матово блестящая чёрная кожа и серёбряное шитьё; на груди--все его награды в три ряда; сапоги начищены до зеркального блеска; фуражка с серебряной кокардой, тросточка, монокль… Честное слово--влюбилась бы, если б не два «но»: во-первых, подобному сиятельному красавчику такая как я, мышь серая в синих чулках, примечательная лишь наличием диплома врача-психиатра да громкой фамилией, и даром не нужна; а во-вторых--как-то неприлично влюбляться в родных старших братьев.
В противоположность ему профессор Симеон Эглит выглядел, как… Наверно, я наивна до жути, или попросту несколько старомодна--но, по-моему, не так должен выглядеть профессор, магистр наук, член-корреспондент Академии и многократный лауреат всевозможных премий.
Читать дальше →

Последнее слово Софи. Окончание второй главы.

— Ты!!! Я ненавижу тебя! Ненавижу! — Не дождавшись помощи, теперь всю свою ярость девушка выплеснула в лицо человека, стоявшего по другую сторону двери. — Сгори в аду!

— …И после этого они мне говорят: «— Извините, но у нас для вашей затеи не хватит всех финансов Империи!» — закончил Степан Аристархович свою историю.
Все сидящие за столом рассмеялись вместе с рассказчиком.
— А я всегда говорил, что когда дело доходит до стоящих открытий, наши чиновники жадничают, — заметил Николай Григорьевич.
Читать дальше →

Последнее слово Софи. Середина второй главы.

— Сонечка, дорогая моя…
Ермолкин, не желая продолжать разговор в присутствии лиц старшего поколения, вернулся к бару.
— Да что же вам всем надобно от меня? Что вы все прицепились ко мне! — негодовала девушка, не обращая внимания на то, что теперь уже головы всех мужчин в курительной комнате были повёрнуты к ней.
— Пожалуйста, Сонечка. Тише.
— Да как ты…
Кирилл Петрович не успел остановить Софи, когда её ладошка влепила няне звонкую пощёчину. Не сдержавшись, старушка расплакалась.
Читать дальше →

Последнее слово Софи. Окончание 1-ой и начало 2-ой главы.

— Спокойной ночи. — Кирилл закрыл дверь в спальню Николая Григорьевича и остановился перед зеркалом, слушая, как его друг возится с папкой.

В это же время, но чуть дальше по коридору, открылась дверь каюты Ильи Ивановича:
— Софья, зайди ко мне на минуту.
Девушка, придерживая подол платья, впорхнула к отцу.
— Я вся внимание, папенька.
Мужчина стоял, сложив руки на позолоченном набалдашнике трости, и осуждающим взглядом окидывал дочь с ног до головы.
— Что это сегодня было? Что за новая выходка?
— Вы о чём, папа? — ответила девушка, делая ударение на последнюю букву «а», на французский манер.
Читать дальше →