Наши пользователи / Литературное творчество Стимпанкеров

+46.04
109 читателей, 245 топиков

Всё хорошо!

… Люди на посту связи никогда не спят. Ни утром. Ни днём. Ни вечером. Ни ночью.
Сейчас--ночь. Любопытные звёзды заглядывают в окна.
Шипит пар. Натужно скрипит железо. Бронированная дверь неторопливо откатывается в сторону, и…
-Всем встать!--мощным командным басом рявкнула худенькая светловолосая девушка.--Здравия желаю, ваше…
-Вольно, вольно...--появившийся в дверном проёме грузный старик, облачённый в тёмно-синий мундир с золотыми эполетами махнул рукой и благодушно усмехнулся в бороду.--Мы не на параде. Э-э… барышня… Как вас…
-Старший лейтенант Кабири, господин генерал-адмирал!
-А как ваше имя?
-Элен, госпо…
-Так вот, Элен. Будьте любезны: дайте мне связь с крейсером «Альбатрос».
-Есть!
Читать дальше →

Мастер времени. Офелия. Волны памяти

Мастер времени. Офелия. Волны памятиОфелия смотрела в окно летевшего паротяга, с грустью отмечая быстро сменявшиеся пейзажи. Это было сродни смене времён года. Когда белый покров снега истончала капель, её иссушала жара. А жару, в свою очередь охлаждали дожди. И так до бесконечности. Из года в год.
Ощущение себя деталью неисправного механизма, у неё со временем прошло. Она рассуждала так – если люди часть высшего замысла, то за сменой пейзажей следует конечная остановка. На которой рано или поздно выходят все. Но часть механизма вышла из строя и отправилась в самостоятельное плавание. Для чего?!
Читать дальше →

Мастер времени. Офелия. Дом ламий

Осенью Офелию часто одолевали грустные мысли. С чем это было связано, она не знала, но глядя на небо, атакованное беспорядочными ордами туч, всегда предавалась унынию. Вот и сегодня, завернувшись в плед, она грела ладони о кружку глинтвейна и смотрела в истекающее слезами окно. Лондиний, как и раньше, встретил её моросью, но она уже перестала это замечать.
Читать дальше →

Мастер времени. Офелия. 2

Мастер времени. Офелия. 2елькали всё быстрее, будто сбрасывая полуночную дрёму, и «Бродяга Дживс» стал набирать скорость. Офелия с лёгкой улыбкой смотрела ему вслед, словно провожая старого друга, встреча с которым была радостной, а расставание неизбежным. Достав из специального кармашка на поясе миниатюрные хроно, она с удовольствием провела пальцами по изящным обводам и линиям гравировки. Полвторого ночи. Убрав хроно, Офелия поправила висящий на плече громоздкий кофр и посмотрела на неизменный саквояж, сопровождавший её в пути уже не первый год. Есть вещи в мире, что кажутся неизменными, и их утрату ни с чем нельзя сравнить. Как будто полевой хирург, походя, влив в вас крепкого бренди, оттяпал ногу или руку.
Читать дальше →

Мастер времени. Офелия

Мастер времени. ОфелияНа вокзале Эссерта с самого утра царила суета. Едва сквозь стеклянную крышу вокзала, построенного легендарным сэром Чарльзом Вайтенгом, проглянули несмелые лучи солнца, жизнь, замершая с отбытием на континент последнего паротяга, вновь закипела. Сквозь топот ног, тяжелое дыхание паровых котлов, крики носильщиков и резкие оклики свистков доносились голоса мальчишек — разносчиков утренней «Seasons». Через полчаса должен был отправляться «Длинный Хаксли», один из старейших в Альбионе паротягов, но всё еще надежный и точный. Впрочем, кто-то говорил, что точность зависит от машиниста, но многие истово верили, что в котле железного трудяги живёт душа. Иначе, обычно говорили они, как объяснить, что каждому из них присваивалось официальное имя, чего ни с зонтами, ни с чемоданами не происходило. Суеверные перед отправлением слушали звуки свистка, чтобы определить, в каком настроении сегодня находится тот или иной паротяг. Некоторые жители Лондиниума считали, что появление часов и открытие силы пара — величайшее событие в Империи. Впрочем, Протестантская Королевская Церковь на этот счёт никаких заявлений так и не сделала, несмотря на все попытки журналистов втянуть её в эту дискуссию.
Читать дальше →

"Черный волк" выходит на тропу

Век прогресса, железа и пара наступил намного раньше. В середине XIX века человек уже вышел в космос – эфирные корабли бороздят просторы Солнечной системы. Но это не привело к процветанию и миру всех народов Земли. Колонизация достигает планетарных масштабов. Человечество заселяет вполне пригодные для жизни сначала Луну, а после Марс и Венеру, проникает в Пояс астероидов. Колониальные войны с коренными обитателями этих планет ведут к их полному уничтожению или порабощению. Но ничто теперь не остановит поступи человека и индустриализации.
Игры разведок выходят на новый уровень, масштабы растут, история раз выбрав иную колею, движется по ней неуклонно. Вот только не ведёт ли эта колея прямиком к обрыву, откуда уже человечеству не выбраться никогда?
Завесу тайны предстоит приподнять молодому офицеру русского генерального штаба. Вот только и сам он далеко не тот, за кого выдаёт себя.
И ссылка на первую повесть на сайте Лит-Эра
"«Чёрный волк» выходит на тропу"

Черный волк выходит на тропу

Сила информации.

Для начала--хочу поблагодарить уважаемого asv63 за вот эту публикацию, заставившую мой бедный мозг начать испускать некие волны, которые уловила пресловутая Паровая Муза.

Итак.

Сила информации.
(мини-пьеса в двух мини-действиях)

Действующие лица:

Генерал.
Безумный профессор.
Кадет (далее--Лейтенант).
Пулемётчик.
Туземцы.

Действие первое.
Читать дальше →

Универсуум. Глава вторая

Глава вторая

На главную площадь, кроша брусчатку шипастыми гусеницами, выползла уродливая агитмашина. Она немного покрутилась по площади, высекая искры из старинной мостовой в поисках наиболее удачной позиции. Найдя подходящее место, машина раскорячилась, подобно огромной бронированной жабе и замерла. С гулким звоном вонзились в мостовую стальные колья упоров и из нутра агитмашины со скрипом воздвиглась над площадью мачта с круговым рупором, похожим на две сложенные тарелки. Рупор напугал еще сильнее и без того перепуганных птиц, издав продолжительный скрежет и свист, переходящий в ультразвук, после чего начал вещать. Бездушный механический голос раз за разом старательно выговаривал слова:
— Жители города! Ваши прежние правители погрязли в разврате и коррупции! Прогрессивные слои вашего общества обратились к Властителю с просьбой о помощи, не в силах терпеть более произвол ваших развращенных элит! Всеблагой Властитель не смог не откликнуться на ваши мольбы, ибо он по сути своей — ярый борец за справедливость и защитник обездоленных. Мы здесь ради того, чтобы спасти вас. Мы пришли с братской помощью и протягиваем вам нашу руку. Те, кто угнетал вас, будут сурово наказаны. Мы призываем вас к сотрудничеству. Не оказывайте сопротивления. Помогайте нашим миротворцам.

Рупор захрипел и зашипел. Прокашлявшись, он исторг из себя скрипящие ритмичные звуки, в которых присутствующие на площади солдаты моментально распознали гимн своей страны. На минуту деловитое копошение вокруг замерло — все встали, повернувшись к источнику важных звуков, и прижали правую руку к груди в том месте, где у нормальных людей бьется живое сердце. Тысячи темных стекол на вздернутых вверх безликих лицах смотрели на рупор и только на западном краю площади панцирник, упершись массивной башкой в угол, где наглухо сходились стены пекарни Тука и городского театра, продолжал мерно шагать. Судя по довольно глубоким бороздам в газоне, что успели пропахать буксующие на месте металлические башмаки, он занимался этим довольно давно. С визгом вращались стволы гатлинга, раздавались частые звонкие щелчки бойка — патроны давно закончились.
Ближайший офицер, о важном звании которого говорила фуражка с высокой тульей и кокардой в виде золотого ока, обернулся к нарушителю порядка и несколько секунд наблюдал за его нелепыми действиями. Выработав для себя мнение о ситуации, офицер вскинул руку в черной перчатке, в которой был зажат массивный револьвер устрашающего калибра. Раздался гулкий выстрел, на свежую побелку стены плеснуло черной жижей. Оценивающе глянув на подергивающееся обезглавленное тело и дыру от пули размером с кулак в стене, офицер равнодушно отвернулся и вновь поместил руку к левой стороне груди.

Читать дальше →

Универсуум. Глава первая

Глава первая.

Снаряды сыпались на город уже пять дней подряд.

Уродливые силуэты гигантских линкоров появились на горизонте в понедельник. Это случилось в полдень, аккурат в тот момент, когда заговорили большие колокола на городской ратуше. Они отбивали гулкие удары каждый день ровно в двенадцать, но в этот день звонкая бронза звучала как набат.

Механические посланцы преисподней явили себя так, словно действиями огромных машин руководил талантливый режиссер. Для завязки интриги с самого утра море не заиграло мягкой лазурью, как это обычно бывало в яркий летний день. С трудом вскарабкавшееся на небосвод солнце выглядело тусклым и больным, а его лучи лишь подчеркивали темную хмарь на горизонте, будучи не в силах ее разогнать. Казалось, ночь не ушла окончательно и вдали над морем клубилась тьма. Потом в сумрачной дали начало разгораться зловещее зарево. Багровые просверки подсвечивали туман изнутри, становясь все ярче, все ближе. Над морем как клякса стало расползаться облако черного жирного дыма. Притихший город вслушивался в нарастающий гул, стуки и металлический скрежет, неотвратимо приближающийся со стороны моря, и всем было не по себе. Тянулись минуты, складываясь в часы тревожного ожидания, и вот — вуаля! Грязные тюлевые кулисы расходятся и взору зрителя явлены главные герои драмы.

Большинство жителей города никогда раньше не видели таких больших кораблей — уютная городская бухта всегда служила пристанищем лишь для рыболовных шхун и элегантных яхт. Самым крупным гостем порта до сих пор был клипер “Солнце Эреры”, который приходил пятнадцатого числа каждого месяца с грузом пряностей, фруктов и тканей с Южного Мыса. Линкоры были слишком большими для бухты, и слишком угрожающими, чтобы не разрушить тихий уклад приморского городка. Всем сразу стало ясно — от появившихся незваных гостей добра не жди.
Обладающий воображением и желанием его применить мог бы с легкостью представить себе, что эти темные далекие силуэты — три новых уродливых острова, которые поднялись, облепленные липкой тиной и усыпанные раковинами моллюсков, со дна морского в городской бухте. Из многочисленных труб курился черный жирный дым, алые всполохи бросали на воду зловещие блики, и выходило, что это не просто острова, а дремлющие вулканы.

Неторопливо приблизившись, три монстра сбавили ход и стали на рейде ввиду города. Пару часов линкоры ворочались среди волн, разворачиваясь бортом к берегу и устраиваясь поудобнее, по их бронированным бокам сновали уродливые механизмы, метались вверх-вниз по мачтам разноцветные вымпела. До набережной донесся протяжный грохот, с которым исполинские цепи потянулись из проржавевших клюзов вслед за ринувшимися вниз якорями. Огромные металлические тела то и дело окутывались клубами пара или дыма и до притихшего в тревожном ожидании города доносилось змеиное шипение и звон шестерен — поршни паровых машин разворачивали орудийные башни к берегу. Потом линкоры замерли. А еще через минуту принялись палить.

Читать дальше →

Альбины (ч9) "Юность"

Со дня рождения прошло каких-то два дня, а его всё ещё мучила головная боль. Он впервые решил попробовать напиться, но сразу же разлюбил это дело, поскольку сначала его кишки вывернуло наизнанку, затем горло болело на протяжении нескольких часов, а потом вовсе он и вспомнить не мог, что именно выпил. Юра потратил почти все деньги, которые дал ему отец, чтобы отпраздновать своё шестнадцатилетние, но кое-что всё равно припрятал себе в карман. Он хотел потратить оставшиеся деньги, чтобы пойти в бордель, однако из-за такого бодуна ему пришлось отложить этот поход.
В доме ещё была еда, но, учитывая, что здесь отсыпается ни меньше восьми подростков, Юра и не надеялся на то, что ему что-нибудь останется. Правда, когда он пришёл на кухню, то обнаружил целую курицу, к которой, похоже, никто не решился притронуться. Юра с жадностью набросился на мясо.
Идеально прожаренная курица с белым хлебом буквально вернула его к жизни, подарив несколько минут блаженства. На это время Юра отвлёкся от всего и сосредоточился на еде.
Читать дальше →