Наши пользователи / Литературное творчество Стимпанкеров

+46.04
103 читателя, 231 топик

Винченцо. Стимпанк-роман

И вновь приветствую поклонников паровых миров! С момента написания последней книги я сделал солидный перерыв — но все же не оставил своих идей) Представляю Вам свой очередной труд, совместивший в себе черты жанра «попаданцев» и антиутопии, заправленных соусом из приключений и мистики. Приятного чтения!
Аннотация:
Что может обрести современный человек в архаичном городе, переживающем упадок? Оказывается, многое. Оказавшись в другом мире, Винченцо Скартинни на пути к возвращению столкнется с проблемами его жителей. И порой нелепые события и просьбы значат больше, чем кажется...
Книга на Lit-Era
Книга на Fan-Book
Книга на CoolLib
Винченцо. Стимпанк-роман

Медовый месяц.

Паромобиль гораздо лучше кареты. Паровой двигатель гораздо мощнее упряжки лошадей. Он потребляет уголь и выделяет углекислый газ--а лошади жрут вздорожавший овёс и немилосердно пачкают улицы навозом.
Но всё-таки--как же жаль, что нельзя огреть бездушную и бесчувственную железяку кнутом и заорать в голос: «Но, мёртвая! Пошевеливайся!».
Что остаётся? Да только одно: открутить до предела кран подачи пара, и--вперёд.
Вперёд. Только вперёд. Время не терпит.
… А вот, наконец, и она. Гостиница «Корона». Механические двери услужливо распахиваются… ах, тут, оказывается, были механические двери?! Н-да, обидно; потом придётся заплатить штраф… А, плевать! Скорее в лифт! Первый этаж; второй; третий… ну что ж ты так медленно ползёшь, зар-раза паровая… О! Четвёртый!
Полутёмный коридор. На стенах--тусклые газовые рожки, на полу--потёртая ковровая дорожка…
Так. Где тут сорок пятый номер? ГДЕ?! Ох, да вот же он! Ура!
Толстенький коротышка в долгополой мохнатой шубе что есть мочи забарабанил кулаками в дверь гостиничного номера.
Читать дальше →

Отрывок по которому готовилась иллюстрация "Протагонист" (рабочее название "Пунцовые кабинеты")

Пунцовые кабинеты.
Верхушка Технополийской знати в соответствии с регламентом «Законодательных инициатив» ежемесячно собиралась для проведения законотворческой недели – времени, когда сотня уполномоченных представителей от каждой из одиннадцати губерний, во главе с губернаторами посвящали изданию новых законов и доработке принятых ранее. Каждая такая неделя именовалась месячной сессией, и пропуск её со стороны любого чиновника непременно подвергался общественному порицанию и клеймению в прессе.

Читать дальше →

Родственные души.

Вообще-то Людовик терпеть не может дешёвого пафоса. Но иногда на него находит, и он начинает изображать такого всего из себя разблагородного офицера и дворянина, что только держись. Вот, например, сейчас… Парадный гвардейский мундир--сплошь матово блестящая чёрная кожа и серёбряное шитьё; на груди--все его награды в три ряда; сапоги начищены до зеркального блеска; фуражка с серебряной кокардой, тросточка, монокль… Честное слово--влюбилась бы, если б не два «но»: во-первых, подобному сиятельному красавчику такая как я, мышь серая в синих чулках, примечательная лишь наличием диплома врача-психиатра да громкой фамилией, и даром не нужна; а во-вторых--как-то неприлично влюбляться в родных старших братьев.
В противоположность ему профессор Симеон Эглит выглядел, как… Наверно, я наивна до жути, или попросту несколько старомодна--но, по-моему, не так должен выглядеть профессор, магистр наук, член-корреспондент Академии и многократный лауреат всевозможных премий.
Читать дальше →

Последнее слово Софи. Окончание второй главы.

— Ты!!! Я ненавижу тебя! Ненавижу! — Не дождавшись помощи, теперь всю свою ярость девушка выплеснула в лицо человека, стоявшего по другую сторону двери. — Сгори в аду!

— …И после этого они мне говорят: «— Извините, но у нас для вашей затеи не хватит всех финансов Империи!» — закончил Степан Аристархович свою историю.
Все сидящие за столом рассмеялись вместе с рассказчиком.
— А я всегда говорил, что когда дело доходит до стоящих открытий, наши чиновники жадничают, — заметил Николай Григорьевич.
Читать дальше →

Последнее слово Софи. Середина второй главы.

— Сонечка, дорогая моя…
Ермолкин, не желая продолжать разговор в присутствии лиц старшего поколения, вернулся к бару.
— Да что же вам всем надобно от меня? Что вы все прицепились ко мне! — негодовала девушка, не обращая внимания на то, что теперь уже головы всех мужчин в курительной комнате были повёрнуты к ней.
— Пожалуйста, Сонечка. Тише.
— Да как ты…
Кирилл Петрович не успел остановить Софи, когда её ладошка влепила няне звонкую пощёчину. Не сдержавшись, старушка расплакалась.
Читать дальше →

Последнее слово Софи. Окончание 1-ой и начало 2-ой главы.

— Спокойной ночи. — Кирилл закрыл дверь в спальню Николая Григорьевича и остановился перед зеркалом, слушая, как его друг возится с папкой.

В это же время, но чуть дальше по коридору, открылась дверь каюты Ильи Ивановича:
— Софья, зайди ко мне на минуту.
Девушка, придерживая подол платья, впорхнула к отцу.
— Я вся внимание, папенька.
Мужчина стоял, сложив руки на позолоченном набалдашнике трости, и осуждающим взглядом окидывал дочь с ног до головы.
— Что это сегодня было? Что за новая выходка?
— Вы о чём, папа? — ответила девушка, делая ударение на последнюю букву «а», на французский манер.
Читать дальше →

Альбины (ч6)

Наконец-то на сайте начали появляться новые авторы. Это очень вдохновляет. Надо бы тоже внести свой вклад в это дело. Спасибо вам, писатели на этом сайте, благодаря вам появляется большой стимул к написанию.

Переквалификация
Динор начал работу на следующий день, когда желание просыпаться после получаса сна пропало. В итоге он проспал около девяти часов. На улице было чуть светло, но, судя по людям, ходящим по дороге, достаточно для того, чтобы идти на работу. Динор же невольно улыбался оттого, что формально он уже находится на работе.
Голова немного болела из-за пересыпа, но, смирившись с этим, Динор позавтракал и пошёл делать то, что ему пришло в голову ещё у Рика. Он долго думал, как это должно выглядеть, и всё-таки все мысли сводились к крюку. Благо, материала для прототипа у него было много. Когда Динор приобрёл эту квартиру, он разобрал много ненужной мебели и купил вдобавок немало дополнительных компонентов. Ромер из-за этого как-то назвал его квартиру «мастерской».
Читать дальше →

Разрушение и созидание.

… Когда под ударами тарана упала дверь, и в кабинет вломились вооружённые до зубов люди, он отложил перо, снял очки, встал, аккуратно оправил фрак, а затем спросил--подчёркнуто вежливо:
-Итак, господа и… хм… дамы. Чем обязан?
Многоголосый хохот был ему ответом… нет, не хохот--ржание, достойное целого табуна племенных лошадей.
-Это всё, что вы можете сказать?
Вперёд протолкалась, энергично работая локтями, худая растрёпанная женщина в мешковатом сером платье.
-Ты!!!--рявкнула она так, что задрожали стёкла в окнах.--Крыса проклятая!!! Из-за тебя мой муж покончил с собой, мой брат разорился, а сын попал в тюрьму! Ты уничтожил целую семью мастеров!!!
-Спокойно, Марта,--вслед за женщиной в первые ряды прорвался лысый жилистый верзила в рабочем кожаном комбинезоне.--Канцлер-регент Леон Бут! Кончилось твоё время. Именем народа--ты арестован. Сдай печать.
Читать дальше →

Последнее слово Софи. Глава 1 (2).

— Мы из первой династии — Дадиановы,— объяснил парень, нахмурившись и грубовато уложив свою салфетку.
Кирилл заметил, что подобные расспросы не нравятся князю. Видимо проявлялся тот самый пресловутый горячий нрав жителей юга Российской Империи. Либо этому молодчику есть что скрывать. А впрочем… кто из нас не без греха?
« — Расслабьтесь, Кирилл Петрович! Вы слишком взвинчены. Право дело, что может произойти в кругу этих респектабельных господ и дам?» — подумал он, ответив вслух:
— Осмелюсь напомнить Семёну Михайловичу, что правящая династия Мингрельских князей была упразднена вот уже как семнадцать лет назад.
Читать дальше →